Идея галилеевой физики



Идея галилеевой физики: природа как математический универсум, и все ее проявления суть верифицируемые знаки, объединяемые в формулы, не имеющие отношения к природе. Но роковым для галилеевой, как и для всей западной физики, оказался предрассудок необходимости верифицировать математику в натуральном опыте. Это привело к совершенно пустому теоретическому производству и в конечном счете к кризису науки. Галилеева физика одинока, без второго. «Формулы» вайшешики - все эти атомные композиции, цело-частные отношения, категории и множества «вещей» немедленно подхватываются ньяей, каковая никак не есть «логика науки», околдованная верификативным пафосом. Она не оестествляет конструкты вайшешики, не приводит их в модус «долженствующих быть» («по природе»). Ньяя развивает (1) программу действий с этими «вещами»; (2) язык описания этих действий в системе логики; (3) набор самокритицизмов, образованных неувязками между действиями и метапозицией языка, привлеченного к их описанию («болезни языка», «лингвистические парадоксы»): то есть выверяет, действительно ли логические формулы могут быть заполнены конструктами аксиологической физики вайшешики.