В чем состоит сущность теоретической деятельности?



Психоанализ дает не очень интересный, но сравнительно свежий пример генезиса теории, корни которой вскрыты. «Метафизика» такой теории, то есть несменяемая в опыте абсолютная реальность внутритеоретического мира - некая нормативная заданность, устроенность психики («Ид»-«Эго»-«Супер-Эго»), которая природна, то есть не только не изменяется, но и не определяется. Такая устроенность предполагает действие определенных психических механизмов (проективных, вытеснительных, переместительных, комплек сующих и т. п.). «Почему» они так действуют никто не спрашивает, ибо данное проективное устройство не предполагает знания того, что такое психика. Этот вопрос как бы ускользает, выглядит абсурдным ввиду увлеченности работой машины. Дело же в том, что смысл этой машины определяется не знанием сущности, а тем, что она работает только во взаимодействии терапевта и пациента (конечно, всякий субъект волен играть обе роли попеременно). И в процессе этой работы все натуральные процессы предстают как искусственные знаки из контекста такой коммуникации, и с ними нечто делается. Киномеханик, пускающий фильм, может знать устройство проекционного аппарата, но субъект психических состояний, издаваемых этим проективным устройством, сам по себе есть нечто непостижимое. Итак, весь мир теоретического мышления превращается в набор знаков, требующих интерпретации через обобщение индивидуальных характеристик: это мир сугубо интенциированного, ценностного отношения ко всему, замечаемому как знак; это мир персонализма, но не истекающего в убежденности в существовании собственной личности, а проективно-излучаемого из устройства, делающего мир персонально-оценочным, «психоаналитическим». Их этого мира нет выхода, ибо он полностью искусственен в своих феноменах. Но знать это некому, ибо искусственность возникает между двумя коммуникантами. Поэтому самые, казалось бы, реальные и непосредственные, близкие знаки этого мира, его симптомы и комплексы - сулят самые отдаленные от природной устроенное™ «проекты». Вне западной традиции ситуация абсолютизированного проективно-теоретического универсума лучше всего отрефлексирована в образе Татхагатагарбхи, «Утробы-Таково-Идущего» из «Ланкаватара-сутры»: универсум - совокупность знаков, выпущенных из утробного устройства, и само сознание, опосредовавшее этот факт и измыслившее образ Утробы - один из многих знаков, выпущенных ею.