Субъективный контекст культуры



Знание связи между значениями и знаками образует субъективный контекст культуры. Точно так же культурный интерес поддерживает ткань поведения в форме связей между постоянными устроенностями («темперациями») единиц поведения и его переменными характеристиками (например, личностями или единичными фактами). Эта согласованность объясняется представлением о культуре как системе норм, которым следуют, поскольку понимают их культурную ценность; либо системе ценностей, для достижения которых предполагается наобходимым следовать известным культурным нормам. Наконец, культура должна включать систему идей или объективированных форм знания этого двойного соответствия. Казалось бы, знание того, что культура существует ввиду такого согласия, ставит обладателя знания вне культуры. Эта кажимость находит свое отражение в убеждении, будто знание универсально, и чем прозрачнее его формулировки, чем полнее они лишены культурной окраски, тем адекватнее. Между прочим, именно потому структуру и организацию индийского знания до сих пор не удавалось сделать предметом антропологического рассмотрения, равно как и позаимствовать из него поучительные примеры в непосредственном смысле для западного знания. Ибо западное знание, с его презумпцией универсализма, способно постигнуть в индийском знании лишь то, что ему и так уже известно, то есть попросту осуществить перевод с одного языка на другой, а никак не совершить генеративный акт межкультурного понимания. Можно утверждать, что в этом и состоит реальная культурная ограниченность и замкнутость западного знания, которая удерживает его внутри своей культуры.