Канонический субъект в мире знания: заметка о гносеологии ньяии



Попытки объяснить ньяю западной философской аудитории за последние десятилетия в основном направлялись в русло логических интерпретаций. Это в особенности верно в отношении техники навья-ньяи. Трудности, с которыми пришлось столкнуться, сводятся к невоспроизводимости синтаксиса знаниевых конструкций последней. Поскольку эта проблема действительно техническая, то усилия интерпретаторов были направлены на подбор наиболее подходящего языка описания. Но затруднения такого рода обычно имеют двойной источник, а именно: неадекватность средств и сложность объекта описания.

Западные интерпретаторы занялись одной стороной дела: усовершенствованием средств. Однако чаще всего это достигалось за счет непроизвольного упрощения объекта, в ущерб семантике. Так, введение средств символической логики (логистики) в качестве языка описания повело к преувеличению роли лингвистических элементов в составе самой ньяи. Между тем, это - грубое нарушение. Найяики единодушно утверждают, что при построении своих «знаний» они оперируют вещами, а не высказываниями о вещах. Но в этом, довольно ясном утверждении они идут дальше, чем западные логики привыкли. Они заявляют, что «логические» знаниевые конструкции (например, «аваява» = структура вывода) - тоже Вещи, А не элементы Языка Описания их собственной логической деятельности с вещами, так сказать, первого порядка.