Вайшешика



Хотя вайшешика уже анализировалась здесь, представляется необходимым вернуться к ней еще раз. «Эмпиризм» вайшешики проистекает из разделяемой ею метафизики «архетипического познания». «Идея опыта» рассматривается как некоторая осмысленная композиция, как «пучок знаков», распределяющийся по различным «эмпиричностям». Факты опыта читаются вайшешикой как иероглифы идей опыта. Поскольку каждый факт рассматривается здесь не через его прямое значение, а посредством установления той ценности, которой он может обладать для постижения идей опыта, вайшешика несомненно аксиологична. Идеи опыта не подвластны интуиции, для их экспликации вайшешик вводит «модели смыслоозначения», не зависящие от его индивидуального мироощущения.

Чтобы прояснить этот последний пункт, попробуем сравнить его с кантовской концепцией движения, из его первой работы «Некоторые мысли о природе живых сил» (1746). Кант критикует здесь представления Лейбница - о существовании некоторых «живых сил», выступающих источником наблюдаемого движения. Он развенчивает понятие «живой силы» как метафорическое и предлагает, в качестве способа конструирования истинной концепции движения, подведение соответствующего понятия механики под философскую категорию действия, т. е. извлечение движения из физического мира опыта и помещение его символической репрезентации в мыслительный мир идеи действия как чего-то такого, что делает опыт физического движения возможным. Основываясь на различении движения как символической репрезентации опыта в пространстве мышления (ибо ни физическое движение само по себе, ни его представление в «живой силе» не укладываются в это пространство) и его образа как категории действия, мы можем надеяться на адекватную концептуализацию «жизненной силы».