Абсурдность самкхьи



Представленная самкхьей абсурдность положения наблюдателя (полное неучастие его не только в игре порождения, но неспособность даже рефлексировать эту игру - какой контраст с аристотелевсим «катарсисом»!) дала основание другой даршане - веданте - включиться в дискуссию и повести ее в совершенно ином направлении. Веданта концентрирует свои усилия на поиске других способов презентации познающего субъекта. Критика натурализирующего пафоса самкхьи в части интерпретации субъекта оказывается недостаточной, и веданта отвергает практически все возможные прототипы натурализации (например, «существование» во фразе: «Субъект существует», или «вечность» в высказывании: «Он вечен» и т. п.). Иными словами, онтологический образ субъекта систематически развенчивается - тот образ, создание которого расценивается самкхьей как ее задача. Натуральные атрибуты возвращаются ведантой во внешний мир «проекций» (противостоящий отныне миру «знания»). Субъект отождествляется только с Разумом.