Парадоксы майи и авидьи



Парадоксы майи и авидьи не концептуализированы западной философией. Ближе всего к фиксации присущей им предметности подошел Гегель, когда анализировал «проницаемость», «пористость» материи, чьи компоненты соединяются друг с другом на манер нитей ткани, или ковра. Как раз это «переплетение» и есть то, что делает всю ткань существующей и позволяет воспринять узор, вытканный на ковре («Наука логики». Т.2. «Понятие сущности»). Хотя этот образ сформировался в результате радикального переосмысления Гегелем кантовского эпистемологического эмпиризма, а также гегелевской идеи «взаимности», существующей между индивидуальными субъектами познания, он продолжает оставаться нерефлексивным относительно содержания самой философской деятельности. Например, здесь ничего не говорится об «интенциональности» отдельных нитей, о возможности (или невозможности) отделить образ, дизайн, от ткани. Или о том, что составляет предмет нашего интереса: насколько и какими средствами возможно проникновение в чуждые контексты с сохранением способности их понимания.