Майя и авидья



Эта проблема, вместе с другой близкой к ней проблемой естественного и искусственного (точнее, неестественного и неискусственного) внутри-текстового обоснования даршан, имеет двойственное толкование в веданте. Методология веданты концентрируется в псевдо-натуралистической доктрине «майи» («трансцендентальной иллюзии», в онтологическом плане) или «авидьи» («не-знания» как «невозможности познавать» эпистемологически). Майя и авидья не различаются в своей предметности. Онтологический образ майи фундирует многопозициональность даршан, но не имеет при этом никаких естественных коннотаций. Было бы ошибочным толковать майю как «трансцендентальную иллюзию» кантовского толка, т. е. как принадлежащую сознанию познающего индивида. Мир может представляться иллюзией только лишь потому, что изолированный познающий индивид есть иллюзия в индийской парадигме.

Майю можно понимать с трех разных позиций: с точки зрения человека с улицы, который верит в ее реальность, с позиции логика, для которого она неопределима, и в парадигме того, что присоединяется к Слышимому (Веде), для кого майя - несуществующее.