Но это еще не все



Здесь мы имеем дело не просто с разделением философского труда между различными школами в соответствии с их специальными интересами, а проникновение в объект каждой из систем, вступающей в отношения «взаимной рефлексии», что неизбежно ведет к их существенным трансформациям. Так, например, «физикалистская» ориентация не развилась в философии вайшешики (как это случилось со всеми натурфилософскими концепциями Древней Греции), так что весьма затруднительно расценивать ее как философию природы. Можно согласиться, что определенные физикалистские идеи все же присутствовали там (идея атома, к примеру), но они не проистекали из наблюдений самих вайшешиков, равно как и не были обобщениями этих наблюдений. Вот почему индийские исследователи атомизма Канады признают неправомочными попытки сопоставить его теорию с атомистической философией Демокрита. То, что вайшешика понимает под атомом (или «бесконечно малым»), не есть обобщение ее размышлений по поводу пылинок, танцующих в луче света (как у Левкиппа). Здесь мы имеем дело скорее с математической идеей бесконечно малого (paramanu-visesa); эта же формулировка используется вайшешикой в совсем другом контексте, что свидетельствует в пользу ее самостоятельной значимости вне атомистики. Отсылаем читателя снова к методу «разделенного конструирования».