Объект познания



Когда познание отказывается от наивно-реалистической позиции схватывания природного объекта «здесь и сейчас», оно преобразует его в объект своего интереса, «объект познания» (Objectum, от греч. apoballo, что значит «нечто отстраненное», «отвергнутое», или даже «утерянное»). Посредством этого акта рефлексии, или переименования, мышление отдает себе отчет в когнитивной дистанции, которая отделяет его от объекта. Эта дистанция полагается преодолимой посредством деятельности познающего субъекта (Subjectum, от греч. hypobamo, что означает «замещать», «отсылать», «заполнять»). Осознавая себя как субъект, познание признает, что его задача - заполнить разрыв между собой и интересующим его предметом, причем заполнить его совершенно определенным образом - результатами своей деятельности. «Освоенный» (т. е. заполненный присущим познанию содержанием) объект должен впоследствии быть реставрирован в его онтологическом качестве вещи; мера такого освоения определяется как «проблема» (от греч. proballo, что значит «представлять в качестве кандидата», «двигаться вперед», «предлагать»). Если учитывать еще и те референции, которые предлагает нам термин problema сам по себе («защита», «затруднение», «начинание»), то можно усмотреть в этом всем символическое представление той активности мышления, которая должна быть развернута для сокращения (в идеале - уничтожения) вышеназванной эпистемологической дистанции с тем, чтобы восстановить онтологический статус объекта. Проблема, таким образом, есть символическая репрезентация перехода от эпистемологии к онтологии. Подобные эволюции - а именно представление эпистемологии как дисциплины, наличествующей «здесь и сейчас», и сразу же - как предмета второго порядка, в котором и объект, и субъект, и проблема одновременно относятся и к первому и ко второму порядку, проблематизируют эпистемологию.