А. Деонтическая модализалия



Представьте, что Вы участвуете в стрелковом состязании. Цели скрыты и необходимо ждать, пока снимут закрывающую их завесу. Когда Вы их наконец видите, обнаруживается, что это - приказ: «Стреляй в меня!» В этой ситуации Значение Данной (и любой другой) команды образует уровень (А) Вашей абсолютной истины. Это аподиктически очевидно, исходя их того факта, что Вы получили приказ и стреляете в соответствии с ним. Но Вы не воспринимаете эту надпись как Знак И потому она составляет материальную цель действия. Таким образом, деонтичность может быть определена как метафизика «того-что-должно-быть-сделано», как полнейшая определенность в знании того, что находится перед Вами. Именно поэтому деонтичность не только не должна, но и попросту не может быть определена сама по себе, в своем внутреннем содержании. Она вводится соответственно аподиктическому статусу знания того, что есть (что означает, в данном случае, что аподиктичность может быть изменена, а деонтичность - нет). В деонтической ситуации стрельбы по мишени сама необходимость стрельбы никак не может быть усомневаема, хотя и предусматривается возможность замены мишени. То, что изменяемо здесь, таким образом, есть знание цели действия, но не необходимость самого действия. Деонтичность приобретает реальный смысл только если реализуется через нечто «неосмысляемое». К примеру, семиотик может пытаться описать действия стрелка из лука, как относительно мишени, так и применительно к приказу: «Стреляй в меня!» в поведенческой парадигме, как действия, прагматически ориентированные знаками, тогда как для самого стрелка подобное описание настолько же невозможно, как невозможен «сын бесплодной женщины».