Форма модального представления текстов



Рассмотрим несколько примеров, имея в виду, однако, что основной интерес в них будут представлять не сами тексты, а их модализация.

«Большая змея». - Обычное дескриптивное описание.

«Эта змея - большая». - Пропозициональное предложение, в котором акт нашего мышления предстает как со стороны его формы, так и содержания, в субъект-объектной схеме языка. В этом предложении также имплицитно представлена логическая схема его языковой структуры.

Когда в поле зрения появляется субъект, артикулирующий это предложение, мы имеем следующую конструкцию:

Я знаю: «Эта змея - большая». - Полное предложение, в котором наше знание представлено в правильной логической и лингвистической форме, ноне:

Я знаю: «Большая змея». - Логическая форма этого предложения неточна, что не позволяет квалифицировать его как полное предложение. Отсутствие упоминание о субъекте знания во второй части этого высказывания превращает его в немодализируемую конструкцию.

«Я знаю (видел) большую змею» - в этом высказывании о факте нашего восприятия не содержится никаких логических или семантических свидетельств его неполноты, как в предыдущем высказывании, где другое расположение кавычек делало необходимым некоторые семантические (и/или логические) действия с тем, чтобы формально «дополнить» его. Предложение типа «Я знаю, змея большая» нуждается в определенной логической доработке, точнее, в указании на тот факт, что применяемая здесь логика пригодна только для «аналитических» предложений знания, но не «синтетических» конструкций относительно предметов как объектов познания. Логическая схема, как видим, оказывается увязанной в подобных случаях с эпистемологическим подходом. Такие случаи указывают на аподиктическую модальность, в которой согласуются логическая и эпистемологическая перспективы действия по отношению к предмету анализа, что в конечном счете дает возможность представить его как объект и мышления и языка. Эта модальность «аподиктична», ибо для нас одинаково важны как сам акт мышления, так и то, что становится объектом нашей мыслительной деятельности.