Иное толкование модальностей



Иное толкование модальностей можно обнаружить в спекулятивной философии понятия, где модальности расцениваются как различные аспекты (modi) одной и той же субстанции (например, бытия, языка, мышления и т. п.). «Конкретизация» этих аспектов как раз и состоит в их усреднении, сведении вместе, что известно как coincidincia oppositorum, exclusia contrariorum. Этот метод широко применяется в западно-европейской философии, от Декарта и Спинозы до Гегеля и Маркса. Как и в предыдущем случае, модализация исчезает с горизонта анализа, уходя в то, что мы определили как В: уровень реальности. Неспособность схватить модальность как нечто, отличающееся и от формы и от содержания мышления, характерно для всей западной философии, до такой степени, что может быть даже расценено как ее отличительная особенность. И как таковая, эта «немодальная природа» несомненно имеет отношение к об­щему кризису философствования в этой культуре (особенно в форме его поглощения наукой).

Принципиальная роль модальностей и модализирования была некоторым образом провидена в феноменологии Гуссерля. Этот факт имеет любопытные следствия для атрибутирования моего исследовательского проекта как феноменологического в том числе. Это не значит, что я заимствую методы или проблемы феноменологии. Напротив, только после того, как мои методы и проблемы прояснены в достаточной мере, я могу идентифицировать их как сходные, в некоторой их части, с феноменологией. Ситуация здесь та же, что и в галилеевой физике, которая лишь опиралась на предшествующую физику как поставщика материала для ее конструктов.