«Сверх-методология»



Для того чтобы адресовать каким-то образом проблемы, не имеющие материальных коррелятов в моей культуре и потому формально недостижимые, я вынужден разрабатывать новые способы мыслительной активности с ними, способы, не имеющие никаких аналогов в западной культуре. Такая стратегия деятельности означает, что как только обнаруживалось, что я следую какому бы то ни было известному в данной культуре способу мышления, я должен немедленно отказываться и от этого способа, и, по возможности, от того содержания, которое с этим подходом ассоциировалось. Таким образом мое мышление становилось «пара-», «сверхфилософским» - оно могло свободно переходить из одной философии в другую, оперировать в концептуальных схемах разных философий практически одновременно. Это, однако, не бесцельное «шатание мысли»; то, что я планирую осуществить, всегда осмысленно и целенаправленно, с тем лишь уточнением, что моя цель мне никогда до конца не известна, по крайней мере пока я пребываю в рамках той или иной философской системы. Обнаружение того факта, что точно такой же способ философствования существовал и в классических индийских философиях, позволяет сделать вывод, что в образе такого философствования нами обнаружена методология межкультурного анализа. Любопытно, что я больше не должен стремиться к «аутентичности» своего исследования, т. е. строго следовать нормам того типа индийской философии, в пределах которого я нахожусь в тот или иной момент анализа. Свобода, предоставляемая таким герменевтическим подходом, предохраняет также от обвинений в идеализме, особенно анти-гегелевского толка, по той причине, что для гегелевского диалектического метода подобное «приведение в соответствие» представляется неизбежным.