Философские системы



В случае с философиями труднее обнаружить «реальную» проблематику анализа, чем в марксовом примере товара, прежде всего потому, что философская предметность не имеет непосредственных эмпирических коррелятов. Мы всегда имеем дело с философскими системами, так или иначе уже инкорпорированными в культурную жизнь их социальных систем и представленными в «философских хрониках». Кроме того, ни я, ни мои читатели не можем быть вовлечены в те трансформации смыслов, которые имели место в древней индийской культуре. Единственный возможный способ контакта со смысловой тканью этой философии - через ее тексты - позволяет рассчитывать лишь на некоторое формальное ее понимание. Например, мы можем, путем сравнения, определить, что некоторые приемы логики навья-ньяи соответствуют скорее не аристотелевской силлогистике, а современной математической логике, и декларировать, что более правильным будет понимание индийской логики как предшественницы математической логики. Такой подход возможен, но мы не станем им пользоваться: не только потому, что он «не-системен», но и потому, что он не соответствует интенциям нашего анализа.